Назад к списку

Испания – страна с наихудшим уровнем заболеваемости COVID-19 в мире

16.04.2020. По данным Европейского центра по контролю и профилактике заболеваний , который ежедневно собирает данные о развитии пандемии, Испания занимает восьмое место в мире с наихудшим уровнем заболеваемости и первое, если исключить страны с менее чем 10 000 подтвержденных случаев.

Несмотря на то, что премьер-министр Педро Санчес заявляет о «координированном противодействии коронавирусу», убеждая всех, что Испания была первой западной страной, которая приняла экстраординарные карантинные меры, численность инфицированных уже давно опровергла бодрые официальные рапорты, сообщает издание АВС.


«Испанцы годами слушали, как наши лидеры повторяли: «у нас лучшее в мире здравоохранение». Редко какая политическая басня заканчивалась более болезненным пробуждением. Медицинские работники, которые в эти дни выходят на передний план борьбы с пандемией, не имея зачастую никаких защитных средств и вынужденные порой использовать в качестве «противочумных костюмов» пластиковые мешки для мусора, оказываются перед выбором: каких пациентов подключать к ИВЛ, а каких – нет.

Эти медики и в мирное время отрицали «испанский миф о великом испанском здравоохранении» и осуждали серьезные недостатки в больницах. А теперь пандемия показала, что они были правы. И мы никогда не узнаем, сколько жизней было бы спасено, если бы власти прислушались к их предупреждениям ранее»,  пишет Давид Хименес, колумнист газеты The New York Times.

  • В Испании один из самых высоких уровней смертности от COVID-19 в мире (более 18.500 человек – данные на 16 апреля) и самый высокий процент работников здравоохранения, инфицированных COVID-19 – 27.558 .

«Система здравоохранения Испании была на пределе еще до прибытия первого пациента с COVID-19.  Задержка правительства в принятии мер по прекращению распространения вируса, старение населения и традиционная средиземноморская социальная близость  вот некоторые из факторов, которые способствовали превращению страны в один из эпицентров эпидемии»– считает Хименес.


Но есть ряд решений, которые были приняты гораздо раньше появления пандемии – после финансового кризиса 2008 г., когда была введена политика жесткой экономии во многих ключевых сферах производства и социальной политики. И решения эти оказались «бомбой замедленного действия» для испанского здравоохранения. В течение почти десятилетия страна подвергалась бюджетным ограничениям, установленным Европейской комиссией, что потребовало сокращения расходов на образование, социальную помощь и здравоохранение. Количество врачей и больничных коек было урезано, что привело к фатальному состоянию современной испанской медицины – просто коронавирус наглядно показал то, что скрывалось чиновниками минздрава.

«Общественное здравоохранение в Испании поддерживается уже более десяти лет благодаря жертвенной работе низкооплачиваемых специалистов, заключивших временные контракты – что, безусловно, является опасной неустойчивостью, несовместимой с требуемой от медиков ответственностью. В то время как больницы страдают от хронической нехватки медсестер, более 8.000 из них после сокращения мигрировали в Соединенное Королевство, Францию или Германию в поисках работы. Те, кто остаются, должны получать зарплату около 1000 евро с ночными бонусами, которые иногда не превышают 3,7 евро в час.

Нехватка персонала является одной из острых и серьезных причин неэффективной работы госпиталей. По данным Национальной системы здравоохранения (SNS), до кризиса около 700 000 пациентов ожидали операции. У нас почти нет данных о том, что произошло с тех пор. Мы не знаем, сколько пациентов с патологиями, которые не имели ничего общего с COVID-19, умерли или их положение ухудшилось, поскольку их нельзя было лечить. Количество фактических потерь может быть, как минимум, в два раза выше по сравнению с данными, которые предоставляют региональные власти.

Пандемия – это проверка систем здравоохранения во всем мире. За исключением таких стран, как Германия, большинство не были подготовлены. Пока еще слишком рано с абсолютной уверенностью определять, почему смертность среди немецких пациентов намного ниже, чем в Испании, но некоторые причины кажутся очевидными. В немецкой системе здравоохранения в три раза больше отделений интенсивной терапии, чем в Испании, там достаточно респираторов для оказания помощи в экстренных ситуациях, лабораторий, способных проводить массовые обследования среди населения, и руководителей, которые в последние годы пытались улучшить эту систему, вместо того, чтобы вешать на себя незаслуженные регалии», анализирует ситуацию колумнист.

«Наши лидеры годами совершали ошибку, преднамеренную или нет, приравнивая качество системы здравоохранения к ожидаемой продолжительности жизни  показателю, на основании которого Испания находится на лидирующей позиции в мире, поскольку долголетие зависит не столько от таблеток и больниц, сколько от таких факторов, как питание, окружающая среда или образ жизни. Сейчас миф о непогрешимом испанском здравоохранении развеялся, но за необоснованные мечты была заплачена высокая цена. Пришло время создать модель, способную удовлетворить потребности все более стареющего и уязвимого населения страны»,  подводит итог Давид Хименес.  

Сергей Гуловский

Foto: elperiodico.com / Susana Vera.Reuters